Главная | О группе | Новости | Музыка | Видео | Творчество | Фотогалерея | Райдер | Контакты | Ссылки | Карта сайта

Стихи и песни 2002 г.

 << Вернуться к разделу Стихи

ПАРАНОЙЯ
(ХАБАРОВ)

Я не могу найти покой,
В моей душе бушует буря.
Кто мне ответит, что со мной?
Кто мне откроет жизнь другую?
Я вне контроля над собой,
Вены полны геенной кровью…
Когда я вижу чью-то боль,
Я наслаждаюсь этой болью.

Я чувствую людей извне,
Они следят за мной повсюду.
Господь, скажи, что делать мне?
Ответь, где мне найти Иуду?
Я избран – покарать его!
Пускай не молит о пощаде!
Мне чудится его лицо,
Застывшее в смертельном хладе.

Рукою праведной своей
Ты показал его мне свыше…
Я – это он! Презренный змей,
Чей образ в зеркалах я вижу.
Меня сжирает изнутри
Ужасный грех – моя гордыня,
Но я твержу себе: «Смотри
На сына скорби и унынья!»

Что ж, если я и есть предатель,
От кары прочь бежать не стану.
И злая кровь, о, мой Создатель,
Уже течет из черной раны…

****

(январь 2002)

ЗАЧЕМ?
(ХАБАРОВ)

Ты смотришь в прошлое, надеясь найти
Холодным взором в нем причину всех бед.
Забываясь в раздумьях, сбиваясь с пути,
Ты ищешь то, чего нет…

Былую боль освежая в мозгу,
Сдувая пыль со старых обид,
Ты вновь и вновь ощущаешь тоску,
Ты слышишь, как сердце скорбит.

И злость рисунок губ кривит,
И гнев твой взор переполняет.
Ты так устал, твой мир разбит…
Но что создать его мешает,
и наслаждаться в нем живя,
на зло не тратя время зря?

Но ты опять принялся за свое,
Не дав на мой вопрос достойный ответ:
Свои страданья, как дрянное белье,
Ты снова тащишь на свет…

****
(январь 2002)


ОСКОЛОК
(ХАБАРОВ)

Живу я только лишь сегодняшним днем,
Ведь завтра может никогда не настать.
Пусть моя жизнь полыхает огнем,
В ней слишком поздно что-то менять…

Разум мой – вода,
Тело – горстка пепла…
Я осколок льда,
Дуновенье ветра.

Я был когда-то совершенно другим,
Душой открытым для всех людей…
Но искренность неведома им,
Корысть и похоть их главная цель.

Взгляд мой – пустота,
Плач – слеза скупая…
Я осколок льда,
Суета мирская.

Грязной потаскухой душу
сделали мою
вы, боясь то, что разрушу
я ваш черствый мир.
И я стал одним из вас,
но на всё плюю.
Для меня никто, как прежде,
демон – ваш кумир!

Когда-нибудь на свет появятся те,
Кто сможет вырвать мир из грешных лап.
А я в смиренной живу немоте
В наказание за то, что был слаб…

Разум мой – вода,
Тело – горстка пепла…
Я осколок льда,
Дуновенье ветра.

Взгляд мой – пустота,
Плач – слеза скупая…
Я осколок льда,
Суета мирская.

****

(январь 2002)


БЕЗ ЧУВСТВ И ГРЕЗ
(ХАБАРОВ)

Всё то, о чем мечтал когда-то я – сбылось.
Но каждый новый день ничем не светел.
Перекроив одежду жизни вкривь и вкось,
Не смог я сшить грез новых из кусочков этих.

Пытался я страдания постичь…
Увы, старания мои были напрасны.
Когда всё есть вокруг, и все мечты сбылись,
Терзает лишь отсутствие соблазнов.

Жизнь удалась твоя, мне люди говорят,
Фортуны вытянул ты золотой билет.
Но что фортуна – лень, разврат и ляд.
Жить скучно, если в жизни цели нет…

Да, всё, о чем мечтал когда-то я – сбылось.
Внезапно, как звезда с небес упала.
Только зачем мне это всё далось,
Когда любви в судьбе моей не стало?

Будто себя я продал Сатане
И ничего уже нельзя начать сначала.
Не нужен этот рай мне на земле,
Без чувств и грез мне воздуха в нем мало…

****

(февраль 2002)


КОЙКА
(ХАБАРОВ)

Уже не тот я, кем был раньше,
Не мнительный ребенок перестройки.
Оброс я лицемерием и фальшью,
Легко мне стало жить посредством койки.

Как много женщин в ней перебывало,
Как много здесь они мне отдавали…
Но, рассказав мне всё, вдруг понимали,
Что к ним любовь моя пропала.

Любви не оставалось, только боль и горечь,
И над ошибками былыми размышления.
О, будущее, ты так нежно смотришь,
Но нет во взгляде этом утешения…

И нет надежды на мое спасение,
На то, что камень станет сердцем снова –
Пылающим, способным на прощения,
Которому не надобно ни слова;
Ведь путь, усыпанный двуличием и фальшью,
Ведет к всецелому грехопадению...

Но что на самом деле будет дальше
Знает одно лишь только Провидение.

****

(февраль 2002)

ДЛЯ ЧЕГО…?
(ХАБАРОВ)

Я сидел на лавочке под кленом,
Отдыхая в жаркий день в его тени,
Когда вдруг мужчину молодого
С девочкой увидел лет пяти.

Эта девочка за ним, крича, бежала
И сжимала крепко кулачки.
Помню, сердце как-то странно застучало,
Перед тем, как разорваться на клочки…

Я не видел никогда такой картины,
Что могла бы столько чувств в себе нести;
Сколько в ней порыва было, силы…
В этой девочке, бежавшей позади…

«Папочка, вернись!», - она взывала.
«Папа, папа!», - плакала взахлеб.
И с секундой каждой отставала
От отца, холодного как лед.

Не остановился он, не оглянулся,
А исчез, зайдя за угол дома…
Что такое «бросить», «не вернуться»,
Будет с детства девочке знакомо.

Она слезы утирать не прекращала,
Их река не ведала конца…
В воздухе чуть слышно прозвучало:
«У меня нет больше мужа, у тебя отца».

Мать к своей груди ее прижала,
Взяла на руки и понесла назад.
Мое сердце их с печалью провожало,
И застыл на месте мой в раздумье взгляд.

Сколько их таких еще на свете,
Не познавших целостность семьи?
Для чего страдают наши дети
От того, что между нами нет любви?

****

(апрель 2002)


ЛЮБОВНОЕ ПОСЛАНИЕ
(ХАБАРОВ)

Вуалью грубости твоя душа прикрыта,
Глаза лукаво смотрят и горят…
И моя карта твоей картой бита,
Меня загадки издавна манят.

Я поражен твоим холодным тоном,
Он вызывает в теле сладостную дрожь;
И в океане я любви тону бездонном…
О, как же сильно ты меня к себе влечешь!

Я словно пешка у тебя в руках простая,
Которой ты не станешь дорожить.
Но знай, что я (как ты) – живу играя,
Мне облик свой нетрудно изменить.

Все хитрости твои, увы, напрасны.
И в этом убедишься вскоре ты,
Когда увидишь тот огонь всевластный,
Что полыхает у меня в груди.

****

(апрель 2002)


И.Н.С.
(ХАБАРОВ)

Люблю тебя и ненавижу…
Скажи мне, что сейчас я вижу,
Какую из сторон твоей души?
То шлюха ты, а то святая.
Как совладать с собой не знаю.
Запутался я в паутине лжи…

Ты говоришь мне о доверье,
О том, что распахнула двери,
Для счастья, безмятежности, любви.
Мой разум ты туманишь лаской,
Но не старайся понапрасну,
Ведь сердце и глаза твои пусты.

Я понял лишь одно:
Спасенье – пустота…
И что теперь с того,
Что я сойду с ума?

Возьми мою любовь,
Сожги ее дотла,
Она несет лишь боль,
Мне не нужна она.

Пускай начнется жизнь с начала!
Любовь себя в ней исчерпала,
А ненависть – пустая трата сил…
И пусть в ней мало будет смысла
Без этих чувств, без этих мыслей –
Хочу остаться навсегда один!

****

(май 2002)


МЫ…
(ХАБАРОВ)

Мы не любим показывать слабость,
Мы боимся на людях плакать.
Мы рисуем на лицах радость,
Презирая душевную слякоть.

Только все эти в нас непогоды –
Не уходят прочь, остаются…
Мы – толпа шутов и буффонов,
Что рисованным смехом смеются.

Мы привыкли держать расстояние,
Недоверие – это наш панцирь.
Чуждым стало нам сострадание,
Позабыл нас духовный наш пастырь.

И в пустыне безликой и душной,
В состоянии страшных кумаров,
Проживаем мы жизни ненужные,
Подыхая от жажды и жара.

****

(июнь 2002)


****
(ХАБАРОВ)

Писал стихи когда-то я,
Потом забросил дело это.
Ведь знал, не выйдет из меня
Творца и сильного поэта…

****

(июнь 2002)


****
(ХАБАРОВ)

Прошлое есть у тебя и меня,
Оно дышит любовью и грустью былой.
И если вдруг вспомню я те времена,
Не ревнуй меня к ним, ведь я рядом с тобой.

****

(июнь 2002)


****
(ХАБАРОВ)

О, это долгий разговор…
Давай об этом мы не будем.
И если я по жизни – вор,
То я ворую нашим людям.

****

(июнь 2002)


МЕТРОСОН
(ХАБАРОВ)

Скорее сесть в метро и утонуть
В однообразном шуме темного туннеля.
Уснуть, проснуться, вновь уснуть…
Такая выдалась неделя,
Что не было возможности поспать.

Рождаться лучше или умирать?
Кто помнит то? Кто знает это?
Из тьмы во свет, во тьму из света,
А может быть наоборот?
Стою у адских я ворот…
Написано: машин не ставить.
О, нет! «Рязанский» лишь «проспект».
Возможно ли себе представить
Такую чушь? Конечно бред!
Глаза опять я закрываю…

«Хочу, чтоб ты был первым у меня!
Возьми меня! Возьми скорей!
Так просто для любви и для
Услад открыть тебе мне дверь…»
Но почему стою я недвижим?
Я своему уму непостижим:
Ведь юбки ни одной не пропускаю…
А тут борюсь и побеждаю
В себе я похоть и влеченье.
Ах, все же, что за наважденье?
«Кузьминки», долго едем что-то…
Я опоздаю на работу,
Да черт с ней! Точно, наплевать!
Лучше продолжу дальше спать.

Осудит кто-нибудь меня
За то, что нет во мне огня
И что я потерял себя?
Кто мне палач и кто судья?
Да нет, конечно же, никто…
Все судьи, палачи давно
Оставили свои дела,
Им надоели жизни наши…
С нами вообще не сваришь каши,
Прогнили души и тела.
Мы не хотим меняться сами,
Других желаем изменить.
Зачем нам судьи с палачами,
Никто не в праве нас судить,
Никто не смеет нас казнить.
Вот «Волгоградка» с «Текстилями».
Ну, вот еще в туннеле встали…
Как хорошо на свете жить!

Нет, сна мне точно не видать
Сегодня здесь в метро,
Не суждено видно доспать;
Да ладно, что с того?
Буду смотреть по сторонам
Лунатика глазами
На распрекрасных милых дам,
Смешавшихся с бомжами.

Ты снова повинился мне,
Друг игнорирующий мой …
Видно не нравлюсь я тебе,
Нормальный, долгий сон ночной;
Всё хочешь по кусочкам ты
Меня, единого, пройти.
Но заплатить тебе за это
Придется дорогой ценой…
Останешься навек во мне ты,
Мы не расстанемся с тобой.
Я – Смерть, я – Дьявол, я – Судьба;
В моих руках душа твоя!

О, Господи! Холодный пот!
Так сердце бьется – грудь пробьет…
Мне что-то, вправду, жутко стало,
Будто меня уже не стало…
Он прав, что ночью надо спать,
Ведь так беды не миновать.
«Таганка», сэр. Что ж я сижу?
Простите, но я выхожу.

Скорее сесть в метро и утонуть
В однообразном шуме темного туннеля.
Уснуть, проснуться, вновь уснуть…
И так неделю за неделей…

****

(июнь 2002)


БЕЗДЕЙСТВИЕ И СЛАБОСТЬ
(ХАБАРОВ)

Как даль медлительна, насколько близь проворна,
А мы лишь тонем между этих скоростей.
Себя постичь пытаемся, упорно
Черпая знания из лживых новостей.

Мы все кричим, ругаемся и спорим,
Хотя мечтаем о святой тиши…
И день за днем слова пустые вторим
В молитвах праздных о спасении души.

Без веры и без самоуваженья,
Без искренности и без чувства красоты
Мы терпим каждую секунду пораженья
От одиночества, тоски и пустоты.

И с каждой неудачей и провалом
Мы сетуем на тяжесть бытия.
И не стремимся оказаться за штурвалом,
Попавшего в капканы шторма, корабля.

Так что же тянет в этой жизни нас на дно –
Водоворот ли между близким и далеким?
Или бездействие и слабость оттого,
Что путь не оказался слишком легким?

****

(июль 2002)


ЖУКИ (НИКТО)
(ХАБАРОВ)

Я разбитый на части,
расколотый молотом прежних побед.
Над телом своим я не властен,
Мой мозг продуцирует бред.

Мне больно смотреть
в развратные души
невинных девиц.
Мне страшно в домашних
мальчиках слушать
грядущих убийц.

Я боюсь, что мой мир
превратится в развалины,
пепел и дым.
Так много зависит
от нас в нашем рае,
ведь следом идет ад за ним.

Я сойду с ума,
я уже на грани…
В каждой секунде – зла
больше, чем воды в океане.
Кровь течет из глаз
вместо слез у всех,
кто душою слаб,
кто духовно слеп.

Я уже ее чувствую вкус,
на губах и щеках глубок ее след.
Все вокруг его принимали за плюс,
а он был – перевернутый крест.
Кто теперь в состоянии вернуться назад,
когда каждый из нас душой ослеп и ослаб?

Никто!

О, Великое Провидение,
Сотвори над всеми нами прозрение…
Пусть сердца наполнит твой свет,
Все что нужно нам – это твой свет!

О, Великое Провидение,
Сотвори над всеми нами прозрение…
Пусть сердца наполнит любовь,
Все что нужно нам – это любовь!

****

(июль 2002)


ЕСЛИ ТЫ ОБРЕЧЕН
(ХАБАРОВ)

Как только за порогом встает Смерть
Стараясь к двери подобрать отмычки,
Мы начинаем песни жизни петь
И забывать про вредные привычки.

Но есть и те из нас, которые слабы,
Не тратящие против Смерти силы.
Для них уже сколочены гробы,
И вырыты на кладбище могилы…

Так что не жди, а делай пользу день за днем,
Стараясь радоваться каждому мгновенью,
Поскольку всякий в этой жизни обречен
На то, что Смерть откроет его двери…

****

(июль 2002)


СТРАШНЫЕ ДВУСТИШЬЯ
(ХАБАРОВ)

Я одинок, причем давно.
Да, жизнь изрядное говно!

Я о морали говорю,
Хотя со шлюхой, блядью сплю…

Я не курил, теперь не пью,
О, как себя я не люблю!

Все выше планку я держу,
А сам с хуем в руке сижу…

Выходит стих кривой, кургузый.
Видно я послан на хер музой…

А жизнь всё краше, веселей…
За черным днем еще черней.

Смотрю я на людей извне,
Им весело… и грустно мне.

Я неудачник и зануда…
Видно мой предок был Иуда.

Так много здесь людей дурных,
И к счастью, я один из них…

“Вокруг тебя дурная Слава…”
Да, педерастов много стало.

Так часто летом море снится,
Особенно когда лежишь в больнице…

По радио одно дерьмо,
Но что не пахнет – хорошо.

Годы уходят в никуда
И не вернуть их никогда…

Что говорить-то? Всё пустое.
Жизнь накрывается пиздою.

****

(июль 2002)

ПЛАМЯ В МОИХ ГЛАЗАХ…
(ХАБАРОВ)

В бледно-желтый лампа красит стены,
С ветром шепчутся деревья за окном.
Разливает ночь сны по тонким венам,
Как люблю я быть пьян ее вином…

Ночь, пожалуйста, присядь со мною рядом,
Заведи спокойный разговор.
Больше, ночь, мне ничего не надо,
Лишь бы ласки был твой полон взор.

Пламя в моих глазах,
разве не видишь ты?..
Звезды на небесах
рядом с ним тусклы.

Пламя в глазах моих –
это моя душа.
Та, что к тебе любви
стрелой поражена.

Нежно обними меня за плечи,
Ты моя последняя любовь.
Днем так сильно жажду нашей встречи…
Чтоб ее приблизить я на все готов.

Ночь, пожалуйста, не будь ко мне так строга,
Сердце ты, прошу, мне не терзай.
И побудь со мной еще немного.
Красотой твоей насладиться дай!

Пламя в моих глазах,
разве не видишь ты?..
Звезды на небесах
рядом с ним тусклы.

Пламя в глазах моих –
это моя душа.
Та, что к тебе любви
стрелой поражена.

****

(июль 2002)


…И БОЛЬШЕ НИЧЕГО!
(ХАБАРОВ)

Вокруг лишь грязь…
и больше ничего!
Грязь в помыслах, словах и отношеньях.
А я в ней – половая связь
Между полетом чувств и их паденьем.

Я только связь…
и больше ничего!
Нить тонкая под напряженьем тока,
Которая того гляди, и всё… –
Внезапно разорвется так жестоко.

И между ними
больше ничего
не будет! Их ничто не свяжет!
Когда любовь мертва давным-давно,
Все отношенья долго жить прикажут…

****

(август 2002)


СОВЕРШЕННО О ДРУГОМ
(ХАБАРОВ)

Объект любви, объект желанья –
Вот то, чего мне не хватает…
И день за днем меня сжирает
Пустой души моей терзанье.

При девушках я так же весел,
Всё тот же шут и балагур.
Я не устал от их фигур,
От их волос и голых чресел,
Но мне противно шлюх и дур
В этом обличье лицезреть.
Куда не кинешь взгляд, везде они…
Неужто мир и впрямь так тесен,
Что в нем разжечь огонь любви
Нельзя, чтоб жарким был, как солнце
И чистым, чистым как слеза?
Нельзя? Ответьте мне, нельзя?
Неужто мир и впрямь так тесен?

Вы не ответите мне: «Да!»,
Вы будите лишь улыбаться,
Шутить, юлить, громко смеяться,
Твердя: «Всё это ерунда!»

А я испит давно до дна.
Друзья слепы…
Враги в овечьих шкурах
Стоят вокруг, и блеют кто о чем.
Весь мир зациклился на дурах!
Друзья глухи,
И туго с их плечом…
Да мои плечи тоже слабы,
Спина болит и ходит ходуном…
О чем я собственно,
Какие, к черту, бабы?
Пора подумать совершенно о другом!

****

(август 2002)


МЫ И ОНИ
(ХАБАРОВ)

Их гениальность не знает предел:
Бетховен, Бах, Моцарт теперь не у дел!
Посмотрим мультфильмы, поймем смысл глюк,
И на Тверской улице снимем 7 шлюх…

Мы – сидим под землей,
Нам – не место средь них!
Мы – своей довольны судьбой,
Ползать на коленях – это дело других!

Кто лучший поэт, кто лучший певец?
Тот, кто минус заставил танцевать полонез…
Кто лучший художник? – Шило в заду.
Лучший скульптор обставил железом Москву.

Мы – сидим под землей,
Нам – не место средь них!
Мы – своей довольны судьбой,
Ползать на коленях – это дело других!

Повсюду гирлянды молочных желез.
Из глаз текут реки глицериновых слез.
Кто правит культурой? – Козырная масть!
Господь, спаси души их! Не дай им пропасть!

Мы – сидим под землей,
Нам – не место средь них!
Мы – своей довольны судьбой,
Ползать на коленях – это дело других!

****

(сентябрь 2002)


2 В 1
(ХАБАРОВ)

Великой женщине простить возможно всё!
И боль и слезы, и грехопаденье.
Есть тесно связанные вещи меж собой –
Это любовь и дар долготерпенья…

****

(сентябрь 2002)


БЛАГОСЛОВЕНЬЕ И ПРОКЛЯТЬЕ
(ХАБАРОВ)

Будь Библия то, иль Коран,
А Бог один для всех на свете.
Религия же в помощь нам
Дана; чтоб в жизнях этих
Мы выбирали верный путь…
Путь, что ведет в Его объятья.
Нам выбор дан, и в этом суть!
Благословенье и проклятье…

****

(сентябрь 2002)

ОТЦУ
(ХАБАРОВ)

Он слесарь душ,
Плотник сердец.
Он сын Христу,
А мне отец…

В нем столько много
Есть тепла,
Любви от Бога
И добра,
И бескорыстья,
Простоты,
Что даже вместе –
Я и ты –
Не наберем
Вовек и капли…

Нам никакой
Не хватит пакли,
Чтоб щели зла
В себе закрыть…
Сквозь них всегда
Будет сквозить!

А он – бескрылый ангел здесь,
Под нас подстроившийся телом,
Но не душой! Он в этой весь
Улыбке мягкой и несмелой…

Он весь в своих поступках!.. Слов
Ему не надо для признания.
Все для него семья и кров.
Любовь – фундамент,
Счастье – здание.
Эта теория проста,
Как все теории на свете…

А если же душа пуста
Твоя, то только ты в ответе
За это. И мне очень жаль,
Что здесь таких, как он так мало!
Всепоглощающая сталь
И скрежетание металла,
И черствый хлеб культуры масс…
Вот, что в почете у всех нас!

Все так…, но для меня конец
Далек, пока есть мой отец!

****

(сентябрь 2002)


ПРЕКРАСНЫЕ ЛЮДИ
(ХАБАРОВ)

Прекрасные люди кружатся вокруг –
Снежинки кровавые расстрелянных вьюг.
Свобода опасна в их нежных руках!
Умы так незрелы в красивых телах...

Я смотрю на восход солнечных груд,
А волны морские ласкают твой труп…
Твой труп недвижимый, Родная земля.
Я червь! Я – трава, что растет сквозь тебя
И тянется прочь от влажных корней…
О, как много вокруг прекрасных людей!

И все они сыты вкусной едой.
Согреты. Вымыты мягкой водой.
Великолепны, улыбчивы, чванны…
Не тронь их, останутся рваные раны!

Прекрасные люди, как рак и гангрена,
Знают свое волшебное дело…
Никто не уйдет от отменных сетей
Страшных убийц и прекрасных людей.

И вот, уже слышу я в дверь свою стук –
Сейчас меня от вас заберут
Прекрасные люди навеки с собой!
В омут чудесный вниз головой…

****

(сентябрь 2002)


ОСЕНЬ, ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ
(ХАБАРОВ)

На окне зеленая рассада,
За окном осенняя тоска…
Грань между цветеньем и распадом
Так прозрачна, зыбка и хрупка,
Что любое ветра дуновенье
В один миг ее разрушить может.
И от этого на сердце холодеет,
И мороз проносится по коже…

Я опять не знаю, что мне надо,
И ищу ответ совсем не там.
Жизнь – сложнейшая из всех преград преграда
На пути к Всевышним Небесам.

Время не приносит наслажденья
И не дарит новую любовь,
Только отбирает впечатленья
От прожитых счастливо часов.

Осень – это время размышлений,
Это мерзкая, красивая пора…
Я люблю ее за горечь вдохновений,
За печаль и грусть в ее глазах.

Все темно! И черные фигуры
В вальсе кружатся вокруг души моей…
Капли, капсулы, таблетки и микстуры –
Ничего помочь не сможет ей!

Лишь любовь, иль смерть ее избавит
От болезни: одиночества пустого.
Вот, что надо мне! Пусть музыка играет!
Похоронный марш, марш Мендельсона…

А за страх людей пред ними – лишь досадность,
Ведь они ведут нас в мир иной.
И неважно, ждет ли нас там радость,
Иль все искупающая боль!

****

(октябрь 2002)


****
(ХАБАРОВ)

«Спасибо» за стихи – поэту
Важнее множества наград!
И счастлив тот, кто знает это,
И за свою судьбу тот рад.

А тот, кто хочет только злата
За Божью искру, за талант…
Такому ничего не свято!
Тот не поэт, а спекулянт!

****

(октябрь 2002)


ОКТЯБРЮ 2002 ГОДА
(ХАБАРОВ)

Нет, сегодня не день для поэзии,
Не для лиры возвышенных слов!
Многотонное, острое лезвие
Распороло общественный шов…

И никто этих дыр не залепит,
Не заштопает и не зашьет?
Зло так сильно сверкает и слепит,
И так яростно ненависть жжет,

Что в глазах от яркости этой
У людей у всех темнота…
И никто не находит ответа
На вопрос: «Зачем нам война?»

Лишь пытаются вымолвить что-то,
И в отчаянье мечут и рвут.
Жизнь идет; Смерть несется галопом,
Обгоняя ее там и тут.

Кто же бед этих всех остановит
Бесконечный, стремительный бег?
Век ушедший был желчью напоен.
И таким будет нынешний век?

Ни за что! – пускай обгоняют,
Пусть сверкают, слепят и жгут!
Пусть добро и любовь проклинают,
Им не вылезть из собственных пут!

Путь добра – путь из темени к свету.
Зла дорога – дорога во тьму.
Неужели понять трудно это,
И закончить навеки войну?

****

(октябрь 2002)


ЦАРСКОЕ ЛОЖЕ В АДУ
(ХАБАРОВ)

Сквозь века смотря на тебя, я слышу
Все твои слова и порочные мысли,
Все твои деяния грязные вижу…
С каждым днем становишься ты всё ближе.

Скоро ты настолько опустишься низко,
Что сумеешь спутать ад с небесами…
Дам тогда тебе твоей жизни я нитку,
И ее порвешь ты своими руками.

Ты считал себя властителем мира,
Что отыщет способ умыть свои руки,
Хотя сам – всегда был во власти Сатира
И обрек себя на вечные муки!

Ну, иди, иди же ко мне, не бойся!
Твоя жизнь и смерть – всё одно и то же…
Здесь ты будешь не одинок, успокойся!
У тебя в аду просто царское ложе…

****

(ноябрь 2002)

Я НЕ ХОЧУ БОЛЬШЕ ЛЮБИТЬ…
(ХАБАРОВ)

Я не хочу больше любить…
И мне не страшно, мне не больно!
Я не способен оценить
Прелесть любви….
И всё! – довольно!
Я не хочу больше любить!
Прошу вас, о любви ни слова…
Я не желаю ее снова;
И заново; и вновь, и вновь!
Прошу, ни слова про любовь!
Она мне словно в горле кость,
Она как враг, незваный гость,
Как нож по сердцу, яд в вино…
Но манит, манит всё равно.
Зачем я ей? Ответит кто?
Зачем она мне? Кто ответит?
Я не хочу ей жить и бредить!
Я не хочу больше любить!
И мне так страшно и так больно,
Что я люблю…
И всё! – довольно!

****

(ноябрь 2002)


РАЗГОВОР С САМИМ СОБОЙ
(ХАБАРОВ)

Смотрю в глаза твои, усталого Пилата,
Христа не спасшего от смерти на кресте:
Невосполнимая, великая утрата
Переполняет их. Улыбкой на лице
Кричит твое сознанье всем вокруг,
Что твоя жизнь безоблачна и ясна.
Но я-то понимаю, милый друг,
Что все старания твои, увы, напрасны…

И что бы в жизни не искал своей,
Найдешь ты лишь печали и разлуки.
Любовь мертва… и твое сердце с ней.
И кровь не смыть, что въелась тебе в руки…

Так смейся же, паяц и вечный шут,
В твоей душе смятенья не убудет!
Ступай на сцену жизни, тебя ждут
Судьбы твоей каратели и судьи!..

****

(ноябрь 2002)


БОЛЬ ИЛИ РАДОСТЬ?
(ХАБАРОВ)

Воздух холодный мне легкие жжет,
Ветер свирепый в лицо снег бросает…
Кто эту ночь со мной проведет:
Боль или Радость? Кто это знает?

Светит луна, звезды смеются,
Тело пронзая морозным лучом.
Холод в душе, и на сердце скребутся
Кошки, что не были долго с котом.

Кто это? – Боль. Похоже она…
Как надоела мне эта девка!
Нет от нее ни покоя, ни сна.
Каждая ночь с ней – адское пекло!

Времени вспышка, любая секунда
Жалит так сильно, и так нежно ласкает,
Что даже смиренный, всё видевший Будда
От этой любовной игры зарыдает…

Нет, это Радость! Да, Радость это!
Я обознался, глаза мне налгали!
Вот и душа уже будто согрета,
И кошки на сердце скрестись перестали.

Как хорошо! О, как жизнь прекрасна!
И утром проснусь я, любовью пылая.
Но с кем буду следующей ночью – неясно…
С Болью иль Радостью? Кто это знает?

****

(декабрь 2002)

МЫ ДЕСЯТКИ ЛЕТ ЖИВЕМ ВМЕСТЕ…
(ХАБАРОВ)

Мы десятки лет живем вместе
И не знаем друг друга нисколько.
Мои мысли, чувства и песни
Пустота для них, да и только;
Ну, а их – пустота для меня…
И как сделать слух наш острее,
Чтоб души слышать голос и сердца,
И как прежде любить всё сильнее,
С каждым часом каждого дня?
Чтобы жить, надо сильно вертеться…
Кто сказал это – истинный гений!
Наша жизнь – смесь из острого перца,
Ложки меда, бутылок вина,
Бочек с дегтем, решений и мнений,
Размышлений, сомнений и сна,
И так далее… без упущений!
И ее мы должны всю до дна
Выпить, съесть, и сказать себе: «Да!
Ничего нет на свете вкуснее!»
Но как сделать это, не знаем.
Как готовить ее? Где рецепт?
Каждый жаждет земного рая,
Всем твердя, что другого и нет…
И заботясь о бренном теле,
Забывая о вечной душе,
Отдаляется, на самом деле,
И от счастья здесь, на Земле,
И от счастья в небесном Эдеме…
Одиночество в сердце, в постели,
Слабость в мускулах, слезы в глазах,
Безыдейность, безвдохновенье,
Сонность, вялость, скука и лень –
В их цепях мы и кандалах…
«И пусть будет жесток каждый день!
Надо верить, что лучшее ждет нас
Впереди; что всё в наших руках».
Мы плевали на эту банальность!
Так твердят только люди «без глаз»,
Или те, кто видит реальность
Сквозь банкноту, или алмаз…
Мы плевали на всех! И себя
В этом щедром плевке не обидели!
Всех людей настигла слюна
В этой славной, уютной обители,
Что зовется: планета Земля.
Сладких снов, дамы и господа,
Остальное вы слышали, видели.
Ну, а нет…, значит вам не пора…

****

(декабрь 2002)


МОИСЕЕВЫ СТЕНАНИЯ
(ХАБАРОВ)

С губ моих
исчезла улыбка,
огонь навсегда
в сердце погас…
Израненный дух
стонет как скрипка,
по тем, кто, увы,
свою жизнь не спас.

Нет
вовеки веков мне прощения
за то, что я
привел вас сюда –
в мир, где господствует
зла совершение,
в царство глупости
и греха…

Пусть меня
свет Солнца ослепит!
Пусть несет ветер
в небо мой прах!
Никто здесь в любовь
святую не верит,
только лишь в силу,
деньги и страх…

Смерть и боль,
слез кровавых потоки
там, где могла бы
цвести чья-то жизнь.
Тот, кто когда-то
веровал в Бога –
служит властителям
грязи и лжи.

С губ навсегда
исчезли улыбки,
в сердцах
огонь
священный погас.
Души-калеки
стонут как скрипки,
У всех,
кто, увы,
свою жизнь не спас…

****

(декабрь 2002)


ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ
(ХАБАРОВ)

Любые раны когда-то превращаются в шрамы…
Вчера мы были детьми, а сегодня мы стары,
А завтра всех нас примет земля
в холод своих объятий
навеки…

Меня ты знаешь лучше, чем кто-то другой,
Но ты не сможешь помочь мне унять мою боль,
И ты не в силах сыграть эту роль,
в которой своею рукой
опустишь мне веки.

Вина кровавый рубин в моём сияет бокале.
Смотри, как нежно солнце прощается с нами,
Смотри, как сладко целует оно
землю своими лучами
на горизонте.

Ночные сумерки скроют на лицах морщины.
Ослабнут на наших душах тиски и зажимы.
И мы забудем в последнюю ночь
ошибки, что совершили
на жизненном фронте.

Хрустальным смехом сердец наполнится воздух.
И ночь последняя будет лунной и звездной.
И будут течь в океаны жизней
наших воспоминаний
бурные реки.

Любые раны когда-то превращаются в шрамы…
Сегодня мы снова дети, а вчера были стары,
Но завтра утром нас примет земля
в холод своих объятий
навеки…

****

(декабрь 2002)

<< Вернуться к разделу Стихи

Магазин группы
Стихи
Вступить в фан клуб
* Электронная почта:
* Ваше имя:

Наши партнеры

Первый Альтернативный Музыкальный Телеканал  


Логотипы группы
Реклама
Статистика сайта

Анализ сайта 


Смотрите так же: